Слоник, галоши и столбы - Блоги Якутии

13 лет назад 225

Слоник, галоши и столбы

Я сердце оставила на Красноярских столбах, пардон за перефраз Юрия Визбора. И опять тянет заспевать: «это было недавно, это было давно»… если точнее, в начале 90-х годов прошлого века.

Я недавно окончила институт, вернулась в родной Якутск, а подруга попала в Красноярск по распределению (как она и хотела, собственно). И вот я еду к ней в гости на майские праздники. До этого в письмах она мне восторженно рассказывала о столбах, что мне надо непременно увидеть всё своими глазами и пощупать руками-ногами.

Человек я крайне не спортивный, в детстве даже была освобождена от уроков физкультуры (правда потом выяснилось, что совершенно напрасно). Так что физически к восхождениям на вершины я была абсолютно не готова. Зато моральная готовность была номер один.

Вот мы долго едем в автобусе, потом семь километров пешком до столбов. До сих пор помню эту утоптанную дорогу, всё время немного в гору, помню родник, из которого так вкусно было пить и запахи тайги.



Столбы

Я рассказываю свои впечатления и ощущения, поэтому мой рассказ может не совпадать с официальными источниками.

Мне сразу понравилось, что столбы гладкие, не как Ленские. Огромные валуны манили к себе со страшной силой, и казалось, что взобраться на них легко. Мой пыл остудили опытные столбисты, которые провели краткий, но ёмкий инструктаж. Я запомнила (и потом на собственном опыте испытала), что прежде чем лезть куда-то, подумай, сможешь ли потом слезть оттуда.

На меня надели страховочный пояс, карабины, веревки какие-то, критически осмотрели мои кроссовки («плохое цепление»…) и сказали идти след вслед и никакой самодеятельности. Я сразу честно предупредила, что падать буду молча и вообще лучше считать меня лишним спальным мешком.


Столбисты

«Мы не альпинисты и не скалолазы, мы – столбисты», – с тихой гордостью говорят они. Страховка только для новичков, остальная братия лазает налегке – ловко, обманчиво просто. У них своеобразный юмор, грубоватый, но не обидный. На столбах свои правила этикета, и их неукоснительно выполняют. На помощь придёт любой, кто рядом в тот момент. Ни грамма спиртного. Помню явление «абреков» (я забыла, но кажется, так их называли) – безбашенные ребята, которым всё трын-трава и море по колено. Слабое место столбиста – хорошие калоши.


Калоши

Напомню, что дело происходило в 90-е годы прошлого века. Хорошие кроссовки днем с огнём не сыщешь. Кеды для лазания не подходят – очень быстро стирается подошва. Потому ценились калоши – они прочнее и цепление у них хорошее. А для столбиста это жизненно важно – иногда можно выйти на нём одном, при должной сноровке, разумеется. С калошами связана традиция калошевания. Я её на собственной пятой точке испытала. Всех новичков, впервые взобравшихся на вершину (по-моему, скалы «Дед», или любую другую, не помню уже) посвящают в столбисты. Новичка просят лечь лицом вниз и произнести слова (конечно, я не помню какие). В это время все столбисты по очереди шлёпают новичка по попе левой калошей. Каждый старается откалошевать посильней – проверка на прочность.

Я стоически выдержала экзекуцию, а потом ещё и «спасибо» сказала. Братва меня одобрила. В целом всё действо очень напоминало эпизод из фильма про Шурика. Я говорила «маммма», а столбисты отвечали: надо, Федя, надо! Впрочем, говорили они много ещё чего, своего непереводимо фольклорного.

Кстати, по возвращению в Якутск, я в универмаге обнаружила залежи прекраснейших калош. Радости моей не было предела! Помню лица продавщиц, когда я скупала у них почти все калоши огромного размера. И потом отправила посылкой в Красноярск. Подруга в письме сообщила, что все были в восторге и мои калоши носились долго и счастливо.


Слоник

Есть на столбах невысокий (метра 3 с половиной, наверное) валун, именуемый Слоником. Залезть туда раз плюнуть, но вот слезть… Меня предупреждали, что камень непростой для новичка, на цеплении одном нужно идти. Тем не менее, я, возомнив себя крутым столбистом (как-никак прошла обряд калошевания!) решила взять и эту вершину. Народ пошёл на Перья, новичкам там делать нечего, потому я осталась внизу.

И вот потыкавшись туда-сюда, сдуру полезла на Слоника. Посидела наверху, позагорала, потом решила спуститься. Не тут-то было. С высоты шёл почти отвесный отполированный спуск. Тут у меня со страшной силой разыгралась все фобии, вместе взятые.

В итоге я просидела на Слонике часа два, пока мои друзья не отлазались на Перьях. Проходившие мимо другие столбисты косились на меня с подозрением, но я сразу делала вид, что только что взобралась и вообще живу тут. Первым меня увидел Санька, который всё понял и минут пять ржал. Потом скомандовал мне: «иди вниз, я поймаю». И я пошла. Рухнула в Санькины недрогнувшие руки и минутку стояла, прижавшись к его мужественной груди и слушая, как стучит его благородное сердце. До сих пор это одно из самых романтических воспоминаний молодости, хотя никаких таких отношений у нас не было.

Вот он, коварный, но симпатичный Слоник.



Добавить комментарий