Почему у должника грудь пестра, или что скрывают якутские пословицы и поговорки   - Блоги Якутии

12 месяцев назад 318

Почему у должника грудь пестра, или что скрывают якутские пословицы и поговорки  

Известный фольклорист Софья Агранович говорит, что в сказке не доля истины – она и есть истина. То же самое можно сказать о части пословиц и поговорок. За поэтическими образами иной раз истории буквальные.

Прямой смысл пословицы или поговорки называется, оказывается, автология. Много всего из жизни предков, их наблюдений можно узнать из автологий. К примеру, “Түөһүн эриэнин көрдөрдө” показал пестроту своей груди – так говорят о должнике, отказывающемся от уплаты долга. При чем тут грудь, да еще и пестрая. Между тем, за фразой целая драма жизни якутского народа прошлых веков…   

Ко мне случайно попал сборник пословиц и поговорок, собранный А.Е. Кулаковским за 25 лет разъездов по всей Якутии. За это время он собрал 960 пословиц и поговорок и около 110 вариантов к ним. Предыстории (автологии) не ко всем из них приводятся. Некоторые выписала себе и хочу поделиться с вами.     

Атырдьах маһын аҥардаһан арахсыахпыт – мы разойдемся с тобой, разобрав на две части вилообразную ветку (или двуствольную траву) Говорят другу-приятелю, угрожая порвать с ним всякие сношения. Автология: в древности у якутов был такой обычай: два брата или друга, рассорившись окончательно, брали вилообразную ветку или траву, разрывали ее на две части в знак непримиримости и расхождения, затем, не оглядываясь, расходились в противоположные стороны, чтоб более не встречаться во всю жизнь. Этот обычай соблюдался свято и служил одним из сильнейших факторов быстрого расселения малочисленных якутов по огромной территории области.

Барбатах ыт сыгынаҕы үрэригэр дылы – подобно отставшей собаке, лающей на бурелом. Автология: плохая охотничья собака не может долго преследовать сохатого по насту и с досады лает на бурелом (опрокинутое бурею дерево), корни которого издали очень похожи на рога сохатого. Охотник, бегущий на лыжах сзади, находит свою собаку за этим непроизводительным занятием. Пословицу употребляют в том случае, когда кто-нибудь для отвода глаз только прикидывается исполняющим свою обязанность.

Биир сымыыт ханна сытыйбатаҕай! – где не сгнивает одно яичко! Таким возгласом поощряет себя человек, решаясь на рискованное дело, сопряженное с опасностью для жизни. Автология: якутам хорошо известен факт, что ранняя перелетная птица, не успевшая во время свить себе гнездо, оставляет первое яйцо на произвол судьбы, которое, понятно, и сгнивает.

Буруолаах буруолааҕы муҥа суох саныыр – хижина о хижине (буквально – дым о дыме) лучшего мнения, чем о себе. Якуты регулярно каждый год голодали к весне, и вот в это голодное время каждый предполагал, что у соседа есть хоть малая толика запаса. Вариант: муҥнаах муҥнааҕы муҥа суох саныыр – горемыка о горемыке лучшего мнения, чем о себе.

Бэдэр дүлүҥ уҥуоргутуттан аһаабытыгар дылы – подобно тому, как рысь ест из-за валежника. Автология: по уверению якутов, рысь кладет пойманную добычу около валежника, а сама перебирается на другую сторону его и оттуда уж начинает пожирать ее, чтобы не запачкаться в ее крови. Пословицу прилагают к слишком привередливым и щепетильным щеголям.

Күнүм буолла — күөнэҕим таҕыста, күөрэгэйим ыллаата – настали мои красные денечки: вышла моя рыба күөнэх и запел мой жаворонок.Автология: якуты к весне ежегодно голодают. Голодание это прекращается, когда в марте начинают телиться коровы, а когда в мае в речках и озерах появляется для метанья икры рыба (карась, малявка и күөнэх), то настают совсем красные дни. Пословица употребляется большею частью в следующих сокращениях: 1. Күнэ да: күөнэҕэ буолбут  2. Күнэ да: күөрэгэй буолбут.

Мас ууһа байбат, үтүө ырыаһыт дьоллоох буолбат – плотник не богатеет, хороший певец счастливым не бывает. Автология: плотник на своем веку губит массу деревьев, между которыми попадаются такие, которые были особенно любимы богине растительности, она и вредит плотнику. С хорошим певцом поет, соперничая, небесная чертова дочь, а раз певец имеет дело с ней, то и добра не может быть.

Уута уҥуор, бэһэ бэттэх – вода по ту сторону, а сосновая заболонь по сю сторону. Автология: якуты делали похлебку из сосновой заболони, кислого молока и воды. Говорят о плохо приготовленной пище.

Халлааҥҥа туойан кэбистэ – (он) отпел к небо. Так говорят о бесполезно и безвозвратно утраченном своем добре, напр., о потерянных лошадях. В этой пословице виден след древнего обычая, по которому якуты посвящали небесным богам табуны конного скота, которого гнали на восток, на многодневный путь. При посвящении, конечно, пели богам хвалебный и благодарственный гимн.

Саарытын астарбыт – (у него) уж распороты саары. Автология: саары – нижний слой задней половины туловища лошади, из которого якуты приготовляют непромокаемую обувь. У нагулявшегося летом молодого якутского коня возбуждаются половые инстинкты, и тогда он лезет к косяку лошадей. Тогда ревнивый глава косяка – грозный жеребец жестоко наказывает дерзкого и беззащитного смельчака: долго гоняясь за ним, он нижними клыками распарывает, как ножом, круп и весь зад коня, нанося этим глубокие раны; это в лучшем случае; в худшем – совершенно изгрызает его на смерть. Конь, получивший такой памятный урок, впоследствии никогда не осмеливается подходить близко к кобылицам косяка. Отсюда и сложилась приведенная пословица, которую употребляют, когда кто-нибудь, наученный горьким опытом, старательно избегает прежних своих ошибок, проявляя чрезмерную, и потому и смешную осторожность.

Тииҥ мэйии – (у него) память словно у белки. Автология: белка обладает невероятной памятью. С августа белка начинает делать запасы, где попало, на ветках или под корой деревьев, – запасы грибов и ореховых шишек. Затем, в продолжении всей зимы, эти запасы постепенно находит и питается ими, причем, по следам на снегу видно, что она взбирается именно на то дерево, где хранился запас. Говорят о людях с хорошей памятью.

Түөһүн эриэнин көрдөрдө – показал пестроту своей груди. В продолжении долгой и холодной зимы скучающий бедняк якут, рисующий свою жизнь меткой поговоркой – “на дворе снег белеет, а в хате огонь краснеет”, и не имеющий никаких развлечений, сидит в своей убогой юрте, пред пылающим камином. Сидит он каждый нескончаемый вечер нескончаемо-долгой зимы. Единственную рубашку (а у иных ее и вовсе нет), он снимает из бережливости. От действия огня в продолжении целой зимы пигментация кожи на теле изменяется: делается еще земленистее и приобретает буро-красные пятна. И вот, к такому несчастному приходит его кредитор – кулак и требует уплаты долга. Бедняк вместо ответа безнадежно разводит руками, при чем, конечно, бросается в глаза кредитору его пятнистая обгорелая грудь. Кредитору становится понятным положение должника, не имеющего никаких заработков и доходов. Возвращаясь домой, на вопрос домочадцев, он говорит без многословья: “э, показал пестроту своей груди”. Домочадцы прекрасно понимают значение этого краткого восклицания и не требуют дальнейших разъяснений. Таким образом возникла настоящая поговорка, ныне применяемая вообще должникам, отказывающимся от уплаты долга за неимением средств.

Хоруоптаах андаҕары андаҕайда – поклялся гробовой клятвой. Древние якуты клялись, стоя на коленях пред останками своего предка, положенного на лабаз. Если же не было такового лабаза, то клялись перед огнем домашнего очага. Нарушившего клятву постигала ужасная кара со стороны общества и родных: его убивали. Со времени введения слова гроб название такой клятвы (звучавшее, вероятно, араҥастаах андаҕар) эволюировало в хоруоптаах андаҕар. Выражение употребляют, чтобы подчеркнуть особенно грозную и ужасную клятву.

Труд А. Е. Кулаковского “Якутские пословицы и поговорки” доступен в электронном формате: https://new.nlrs.ru/open/10551.

Добавить комментарий