Кэрэхсэбиллээх Киэһэлэр кистэлэҥнэрэ - Блоги Якутии

1 год назад 208

Кэрэхсэбиллээх Киэһэлэр кистэлэҥнэрэ

Саха АССР 100 сылынан Марк Жирков “Ньургун Боотур” оператын Москва Большой театрыгар көрдөрөөрү бэлэмнэнэ сылдьаллар.

Бу “Ньургун Боотур” операны 1957 сыллаахха Москваҕа ыытыллыбыт Саха литературатын уонна искусствотын киэһэлэригэр (күннэрэ буолбатах) Малай театрга туруорбуттара. Онно дойду үрдүкү салалтата барыта сылдьыбыта.

Ол туһунан ити номоххо киирбит Киэһэлэри тэрийэр хамыыһыйа бэрэссэдээтэлинэн үлэлээбит, оччолорго Саха АССР Миниистирдэрин сэбиэтин бэрэссэдээтэлин солбуйааччы Семен Игнатьевич Неустроев илиитинэн суруйбут ахтыытын миэхэ кыыһа Марта Семеновна Демехина биэрбитин уларыппакка таһаарабын.

  «325-летие вхождения Якутии в состав Российского государства трудящимися республики в октябре 1957 года было широко отпраздновано. На юбилейную сессию Верховного Совета Якутской АССР, состоявшуюся 3 октября 1957 г., прибыло множество делегаций Москвы и братских республик. Руководителем Московской правительственной делегации был председатель Верховного Совета Союза ССР, Президент ЦАСХНИЛ тов. Лобанов Павел Павлович. Членами правительственной делегации были: т. Н.Н. Беспалов – зам. Председателя Совмина РСФСР, т. М.М.  Севастьянов – зав. отделом ЦК КПСС по РСФСР, профессор т. Ларика, министр коммунального хозяйства РСФСР т. П.В. Суров;  председатель колхоза, Герой Социалистического Труда т. Емельянов. Много было гостей с братских республик и соседних областей.

Якутская АССР Указом Президиума Верховного Совета СССР была награждена орденом Ленина (1957). Награждены были правительственными наградами Союза ССР многие передовые люди производства, деятели литературы, искусства, науки, работники советско-партийных органов.       

Президиумы Верховных Советов РСФСР и ЯАССР наградили почетными грамотами и присвоили почетные звания многим лучшим представителям трудящихся Якутской АССР.

С 1-10 октября 1957 г. во всех театрах и клубах города Якутска днем и вечером шли представления профессионального искусства и самодеятельных коллективов районов и городов республики. Одновременно прошли фестиваль молодежи и вторая республиканская спартакиада народов ЯАССР. В общем, было невиданное в истории г. Якутска торжество якутского народа.

По решению бюро ЦК КПСС по РСФСР было определено в конце 1957 г. в Москве провести Вечера якутской литературы и искусства. Бюро обкома КПСС поручило подготовку и проведение этого мероприятия специальной комиссии республики, председателем которой был я.

Самая усиленная подготовка к Вечерам началась с октября 1957 г. с приездом И.Г. Шароева – режиссера Большого театра Союза ССР. Репертуарная программа Вечеров, утвержденная директивными органами республики, состояла по искусству из оперы «Нюргун Боотур» (музыка М.Н. Жиркова и Г.И. Литинского, оратории «Якутская праздничная» Г.А. Григоряна) и многих и разнообразных самых лучших концертных выступлений профессиональных артистов и отборных номеров самодеятельных коллективов.

По литературной части Вечеров вместе с Союзом писателей РСФСР была принята обширная программа обсуждений по жанрам и встреч наших писателей вместе с деятелями искусства республики с коллективами грудящихся г. Москвы и Московской области.

В доме литераторов была организована большая выставка из книг наших писателей, изданных Якутским книжным издательством, и из того, что было издано в центральных издательствах. Союз художников РСФСР организовал тоже обсуждение произведений наших художников и самые лучшие произведения их были выставлены для обозрения в залах Музея революции СССР, что выделено было с помощью зам. директора этого музея, известного нам Григория Ивановича Петровского (находясь в тяжелом больном состоянии он приходил смотреть нашу выставку, смотрел, сидя на стуле, который передвигали с места на место его помощники и наши ребята). После окончания Вечеров по просьбе руководства ЦК КПСС на десять дней в фойе зала заседаний ЦК КПСС экспонировались самые лучшие работы наших художников.

Как выступления наших артистов, так и творческих отчетов наших писателей и художников получали самую высокую оценку у деятелей партии и правительства, крупных деятелей искусства и литературы, многочисленных москвичей, заполнявших до отказа зрительные и выставочные залы Москвы в дни наших Вечеров.

С большим успехом прошел, как отмечали центральные газеты, заключительный концерт Вечеров якутской литературы и искусства, состоявшийся 17 декабря 1957 г. в Малом театре Союза ССР.

Заключительный концерт нами тщательно был подготовлен и перерепетирован. За три дня после постановки в театре им. Станиславского и Немировича-Данченко оперы «Нюргун Боотур» до концерта репетиция шла вечером и ночью на сцене Малого театра.

Участники концерта, как говорят, работали до упаду. Весь коллектив, несмотря на то, что время для подготовки было очень ограничено (три вечера), готовились с большим воодушевлением, изрядно уставали, работая в день по 16 часов.

Перед выступлением днем на сцене Малого театра провели генеральную репетицию, на которой присутствовали первый секретарь Якутского обкома КПСС т. С.З. Борисов, постпред т. Г.С. Фомин.

Мы подъехали раньше к театру, к 7 ч. 55 м. вечера, администратор театра нас попросил пройти садиться в директорской ложе.

Мы сели вместе в одном ложе: С.З. Борисов, Н.А. Михайлов, Т.М. Зуева, М.Д. Нартахова, А.П. Данилова и я.

Без одной минуты восемь часов в противоположных правительственных ложах появились все члены и кандидаты в члены Президиума КПСС во главе с Н.С. Хрущевым. Администратор театра попросил т. С.З. Борисова, М.Д. Нартахову и меня пройти в правительственную ложу, в которой находились Н.С. Хрущев, Н.А. Булганин, К.Е. Ворошилов, М.А. Суслов, Г.М. Первухин, А.И. Кириченко, А.И. Микоян, Ф.Р. Козлов.

Зал был полный. Нас в Министерстве культуры пугали тем, что раньше при подобных мероприятиях концерты проходили в полупустых залах. Но этого не случилось с нами. В это время проходил Пленум ЦК КПСС и вот-вот начнется сессия Верховного Совета СССР. Поэтому в качестве гостей было много руководителей республик и областей Союза ССР. Это очень хорошо.

Я сел сзади Н.С. Хрущева. Как только открылся занавес, началось представление концерта, я сразу начал объяснять каждые номера выступлений. Н.С. Хрущев несколько раз обращался с вопросами из жизни республики. Его первый вопрос был: «Сколько сейчас градусов мороза в Якутске?».

Я ответил, что около 60 градусов мороза и туман. Затем немного погодя, спросил меня: «Много ли каменных зданий в Якутске, много ли ведется сейчас деревянного строительства?». Получив мой исчерпывающий ответ, сказал: «Чтобы скорее выйти из нужды в жилье необходимо строить и деревянные жилые дома. Оно вам дешевле стоит и быстрее. Поскольку стройматериалы находятся под боком».

Когда из первого акта оперы «Нюргун Боотур» исполнялся массовый танец «оһуохай», Н.С. Хрущев спросил меня: «Такие танцы молодежь сейчас у вас танцует или нет?». Я ответил, что стар и млад любят этот танец и сейчас молодежь особенно увлекается этим танцем летом. Н.С. Хрущев сказал: «Раньше у нас в деревне танцевали хоровод, сейчас не танцуют. А этот ваш танец похож на наш русский хоровод» (не знаю, что этим он хотел сказать).

Перед исполнением песни «Шамана» артистом Жирковым, когда об этом объявил конферансье, т. М.А. Суслов воскликнул, что вот сейчас увидим «настоящего шамана».

За все время выступления участников концерта в первом отделении заключительного концерта члены Президиума ЦК КПСС с большим интересом и вниманием слушали и смотрели наш своеобразный красочный концерт.

Объявлен антракт. Все поднялись. Я вышел почти за Н.С. Хрущевым. Как только вошли в комнату отдыха, Н.С. Хрущев, обращаясь ко мне, спросил: «Сейчас в Якутске сколько часов времени?», я тут же машинально ответил, что уже поздний вечер (вместо раннего утра), тогда он сказал: «Что раз вечер, то надо ужинать». Обращаясь к нам, все стали говорить: «Садитесь, товарищи, к столу».

Вперед к столу прошел т. С.З. Борисов, я, за мной М.Д. Нартахова, рядом с С.З. Борисовым сел Н.А. Мухатдинов, а с Нартаховой – Е.А. Фурцева.

Как только подошли таким порядком к столу, выхватив одну бутылку минеральной воды, Н.С. Хрущев говорил: «Якуты, говорят, любят крепкую воду?», чем вызвал общий смех. Не успели сесть, как из боковой комнаты принесли бутылки коньяка и горячие закуски. Н.СХрущев всем нам сам в рюмочки разливал, поскольку он как раз сидел против нас. Тов. Н.С. Хрущев поднял первый тост за большие успехи Якутии и что он очень доволен концертами (…)

Все весело разговаривали между собой. К.Е. Ворошилов без умолку высказывал свое восхищение достижениями якутского народа. Второй тост предложил К.Е. Ворошилов за дальнейшие успехи Якутии, за здоровье ее замечательных и талантливых людей. По сравнению с ними мы кушали более скромно, не допивали рюмок вина (рюмочки хотя 25-граммовые), кажется, и женщинам давали коньяк (их было двое: Фурцева Е.А., Нартахова М.Д.).

Н.С. Хрущев во время ужина высказывал, что надо было в Якутии дотянуть железную дорогу, что она богатый кладовой край. Тут же А.И. Микоян подал реплику: «Зачем Якутии строить железную дорогу, алмазы можно вывозить самолетом». Н.С. Хрущев на эти слова Микояна реагировал словами: «Вишь, как рассуждает армянин».

Третий тост предложил Н.А. Булганин за процветание Якутского края, за здоровье ее представителей.

В это время кто-то из членов Президиума спросил всех, кто мол, переводит сидящим во втором ложе товарищам. М.А. Суслов в шутке ответил, что там им переводит их земляк А.Н. Косыгин, чем вызвал общий смех, в том числе самого А.Н. Косыгина. Но это мы восприняли как упрек по нашему адресу. Действительно, мы втроем оказались в первом ложе, не догадались впопыхах разбиться на две группы и никто нам не давал понять об этом. После ужина С.З. Борисов предложил мне идти во второе ложе.

В конце ужина, когда первый раз предупредили, что второй звонок, С.З. Борисов предложил тост за здоровье членов Президиума ЦК КПСС и поблагодарил за высокую оценку успехов трудящихся Якутской АССР, за теплые слова, адресованные якутскому народу (…).

Я сел во второе ложе рядом с т.т. П.Н. Поспеловым, А.Н. Косыгиным, В.Мжаванадзе во втором ряду. Когда Н.С. Шепелева исполняла арию из оперы, кто-то сзади спросил меня: “Кто она такая — русская или якутка?”. Ответил, что она объякутившаяся русская артистка Якутского театра, прекрасно владеет якутским языком, что у нас таких сейчас много, у которых отец – якут, а мать – русская или наоборот и ссылался на Косыгина, то он это знает. Многие согласились, подтвердив кивками головы.

Л.И. Брежнев очень интересовался танцами и, посмотрев кумысный танец, говорил, что он кумыс пил в Казахстане и это очень хороший напиток. И в это время А.Н. Косыгин, обращаясь ко мне, спросил: “Я позабыл, как называется мороженое масло?”. Я ответил, что это называется “чохон”, имея в виду, видимо, что он об этом спрашивает.

Как и в первом, так и во втором ложе члены Президиума ЦК КПСС с большим вниманием и интересом смотрели наш концерт. Концерт прошел успешно без всяких заминок и казусов, я за ходом концерта точно следил и переживал сильно, иногда нога не чувствовала земли. К несчастью, сорвись какой-нибудь номер, я бы первым понес наказание, как председатель и ответственное лицо от обкома КПСС и Совета Министров Республики за подготовку и проведение Вечеров.

Конец заключительного концерта был очень красочным и могучим. Перед моим отъездом в Москву С.З. Борисов мне подал мысль, что в конце концерта надо будет показать, как золото идет прямо с драги и алмаз с обогатительной фабрики. Так как здесь у нас в Москве не хватило времени и вообще считали нецелесообразным, то замену выдумали очень просто: слитки золота и алмаза одновременно с пушниной держали на руках и артисты, и участники концерта. Этими символами нашего богатства мы приветствовали зрителей. Овация продолжалась еще сильнее и длилась минут 5-6.

Когда кончился концерт, все члены Президиума ЦК КПСС нас чистосердечно поблагодарили, каждый из них пожимал наши руки за хороший концерт. Первый секретарь ЦК КПСС Грузии В. Мжаванадзе обнял меня и поцеловал, говоря, что расскажет своему народу о таком прекрасном народе Якутии.

После того, как оделись, перед выходом нас еще раз поблагодарили и мы, в свою очередь, поблагодарили их за теплый прием. Мы с большой радостью в сердцах разошлись по своим домам (гостиницам).

***

 Ити кэмтэн ыла 65 сыл ааспытын кэннэ “Ньургун Боотуру” хаттаан Москваҕа бу дьыл ахсынньы 6 күнүгэр Большой театрга туруораллар. Онно 200-тэн тахса артыыс кыттыаҕа дииллэр. Туруорааччы режиссер — Андрей Борисов. Манна анаан 15,6 мөлүйүөн солкуобай көрүллүөхтээҕин туһунан суруйаллар.

Оттон 1957 сыллаах Киэһэлэр түмүктүүр кэнсиэрэ хайдах барбытын сэҥээрэр дьоҥҥо ол туһунан С.И. Неустроев суруйбутун эмиэ бэчээттиибит:

Заключительный концерт Вечеров якутского искусства и литературы в г. Москве

«Зимняя ночь. Вдалеке смутно мерцает северное сияние. Окраина тайги. Бескрайние просторы, занесенные снегом. Издалека доносятся песня в стиле «дьээ-буо»  и тихий звон бубенчиков. Мы видим, как в глубине сцены проезжает оленья упряжка. Песня приближается. На сцену выезжает охотник (Сергей Зверев) на олене, останавливается, срубает ветви ели, зажигает костры. Садится у костра, греется.

Слышен приближающийся лай собак. Охотник встрепенулся, побежал за бугор, смотрит: зовет. На сцену врываются 3 собачьи упряжки. Охотники спешились, раскладывают добычу, часть людей греется у костра. Один из охотников (Лука Турнин) выносит на авансцену большой меховой мешок с пушниной. Зазвучала музыка, и вокруг мешка начался охотничий танец «Пэджэ» (в исполнении коллектива участников Таттинской самодеятельности).

По окончании танца охотники усаживаются вокруг костров. С Зверев, негромко нараспев, начинает сказывать богатырские легенды олонхо. Пошел снег.

Тяжелые, крупные хлопья заволокли сцену. И сквозь пелену снега мы  видим только тлеющие костры, мерцающее в глубине неба северное сияние и слышим проникновенный голос сказителя- олонхосута.

Сцена постепенно погружается в темноту. Тишина. Раздается звонкое «ку-ку». Внезапно в центре сцены появилась девушка в ярком весеннем наряде. Она говорит о том, что кукушка у якутов – по народному преданию – предвестница весны, что с пением кукушки в край вечных льдов и холода приходит красавица-весна.

Зазвучала музыка, и рядом с девушкой-весной возникают 4 девушки, исполняющие народную песню «Кукушка».

         Во время исполнения песни мы видим, как постепенно начал таять снег, потекли ручьи; снежное поле сменяется чудесным весенним ковром с ярким узором цветов, распускается листва на молодых березах. Зазвучала музыка, запели далекие нежные голоса и внезапно ожившие цветы закружились по сцене в тихом, будто задумчивом хороводе (танец духов цветов и трав в исполнении детей).

Во время исполнения танца цветов посреди сцены вырастает большой подснежник. Когда дети вновь превратились в цветы и раскрываются лепестки подснежника и оттуда появляется в ярком национальном костюме А. Лыткина, исполняющая «Приветственную песню».

…Опускается красочный занавес с народным орнаментом и девушка-весна говорит о том, что весной пробуждается не только природа и, словно цветы, распускаются сердца людей, но и  расцветает прекрасное народное искусство… После этого перед занавесом Лука Турнин исполняет на хомусе якутские народные мелодии. Затем А. Черкашина исполняет народную песню «Жаворонок» в сопровождении оркестра. Девушка-весна произносит последнюю строчку стихотворения «Наступление весны», кончающуюся словами «…счастье наших матерей».

Взвивается занавес, и мы видим, как в урасе, над колыбельками склонились две матери (Е.Павлова и 3. Стручкова). Они поют колыбельную из оперы Г. Григоряна «Лоокуут и Ньюргусун». Колыбельную подхватывает женский хор.


По окончании песни в урасу вбегают дети. Они затевают танец-игру «Осень». Детский хор подпевает песню «Олень» (на слова Элляя). Затем девушка-весна говорит о том, что каждую весну якутский народ встречает традиционный праздник – Ысыах. На этот праздник весны и счастья приглашают самых дорогих и близких друзей; и она приглашает всех зрителей посетить праздник Ысыах.

Взвивается занавес, и на фоне сияющих далей ленских просторов мы видим празднично одетый народ.

Звучит трель хомуса (выступает группа хомусистов Таттинского района). После этого хор-капелла исполняет народную песню «Остров Кыыллаах». Затем прискакал на своих стригунках Сорук Боллур и оповещает народ о появлении гостей. На зов Сорук Боллура со всех сторон сбегаются группы народа, смотрят вдаль, куда показывают посыльные пареньки. Парни и девушки разносят чороны, сувениры. Появляются сунтарцы, исполняющие танец «Узор». После танца на холм вслед за парнем, держащим в руках скрипку, взбежала группа девушек. Девушки упрашивают парня сыграть на скрипке, он отказывается. Тогда его просит сыграть Саввинова. Он сначала смущается, потом соглашается. Девушки, довольные, усаживаются вокруг и слушают, как Саввинова в сопровождении скрипки исполняет народную песню.

По окончании песни девушки благодарят исполнителей. Раздаются глухие удары бубна. Все переглядываются, начинают искать, откуда раздаются эти звуки.

Расступается народ, и мы видим, как, сидя прямо на земле, камлает старый шаман. Он поднимается, неистово бьет в бубен, начинает петь и плясать. Это вызывает у молодежи смех.

Старики, вначале удивленные, требуют, чтоб шамана увели с праздника. Молодежь прогоняет шамана и устраивает веселые народные игры:

перетягивание каната; сначала 2 человека, потом подходят по 10 человек с каждой стороны, а затем по 100 человек, веревка разрывается, и все падают на землю;седоки-драчуны (10 пар), седоки-дети, лошади-взрослые.

Выступает Александрова, затем на холме появились молодожены. Они, как всегда, ссорятся. Сбегается молодежь, и молодожены обращаются к друзьям за помощью (девушка-весна вкратце расскажет содержание чабыргаха). Молодоженов должны помирить. После чабыргаха девушки исполняют танец «Танец с чоронами».

Вслед за этим на поле появляются 3 пары борцов. Народ темпераментно реагирует на состязание молодости и силы.

Сцена праздника заканчивается осуохай из оперы «Ньургун Боотур», в котором принимает участие весь народ (солисты: Кривошапкин, Э.Федоров, А. Готовцев, Пирогов).

3-е отделение: Д. Ходулов перед занавесом читает стихотворение «Песня о дружбе». После этого взвивается занавес и идет оратория.

Вечера прошли ярко, жизнерадостно и самобытно, об этом, вероятно, вспоминают и бывшие участники, ныне здравствующие, и на долю которых выпал большой творческий успех. Это и наш замечательный Дмитрий Кононович Сивцев-Суорун Омоллоон, его супруга Н.С. Шепелева, покорившая всех не только своим голосом, но и красотой, наша лучезарная и блистательная Г.М. Кривошапко, ныне маэстро Марк Слепцов, тогда еще учащийся музыкальной школы при Ленинградской консерватории, сегодняшний академик-художник А.Н. Осипов, прекрасная и нежная хормейстер Ф.А. Баишева, и в ту пору молодой и талантливый поэт М.Д. Ефимов и др.”

Добавить комментарий