Фильм «Дойду» в постановке Сергея Потапова - Блоги Якутии

11 лет назад 143

Фильм «Дойду» в постановке Сергея Потапова

Все не выходило возможности опубликовать в журнальном варианте – рецензию на 25-минутный фильм “Дойду” С. Потапова. Не мог закончить… Не было еще и иллюстраций, спасибо Сергею и Семену Аманатову – за предоставленные фото.

Фильм-притча. Радует прежде всего операторская работа – для “короткого метра” это не просто важно, а смыслообразующе за счет недосказанности сюжетных линий и перекладывании ее на визуальные образы.

В целом, работа становится определенным заделом в региональном кинематографе, постепенно покидающем “местную тематику”.

Сказать сложно, будет ли востребован подобный материал на межд. фестивальном кино, так как тема глубоко проработанная в европейской культуре. Для нас – это выглядит свежо…




Фильм «Дойду» в постановке Сергея Потапова

Обращение к короткому метру – это всегда обращение к метафорической недосказанности и вместе с тем, к символической бесконечности смысловых притяжений которые возникают спорадически в нашем сознании. Шедевры «длинного метра», составляющие анналы мирового кинематографа, часто представляют ансамбль нескольких «короткометражек» завораживающей символической поэзии. Символов в одной большой картине может быть несколько, он может быть и один, а вся затянувшаяся киноистория – прозаический пролог к расстановке последующих символических акцентов.

Не нужно делать открытий по поводу нового короткометражного фильма Сергея Потапова. Он, показалось нам, посвящен режиссером самому себе, а смоделирован на материале метафорической формы под названием «продать свою душу». Дьявол здесь лишь причинный полюс наших мифологических притязаний. Автор не претендует на развязывание мифической наглядности.



Прозвучавшее в киноленте, «Я тебя узнал!», два раза по ходу фильма персонажем Айсена Дойду – утверждает метафоричность «героя из преисподни». Первый раз он видит в своем «плохо пахнущем» госте того самого – «собирателя чужих душ», во второй – приятеля сына. Пелена развеивается. Миф разрушен и становится страшно. Действительность коварней и ужасней литературного образа. Авторам фильма, режиссеру Серею Потапову и сценаристу Геле Красильниковой удалось пройти по грани соединяющей два типичных мировоззрения, владеющих нами. Они не сорвались в привычную умиленность сказки: ведь дьявол придуман нами самими, как метафора не признания того, что должно статься истиной. Дьявол более чем родной «продукт» собственного сознания. И этот «дьявол играет нами, когда мы не мыслим точно»!

«Напиши обо мне» – просит сатана у писателя. Душа последнего как бы и не интересует сатану. И это не обман представителя преисподни. Душа в данном случае – метафора ее отсутствия. Тот, у кого «проблемы с Отцом» прекрасно понимает это, и поэтому не ждет оплаты.

Это наш особенный случай. Душа должна родится в тот момент, когда ты начнешь творить. Поэтому «наш дьявол» – это и метафора точки в сознании, после которой что-то должно явиться на свет. Душа проступит, последуя рождению настоящего «я» в строчках произведения «писателя Земли Олонхо». И вот после этого держись! Ибо уже после собственного рождения ты можешь легко оступиться.



Гармонично вписался в картину свет от свечей, который стал единственным рукотворным источником для оператора фильма – Семена Аманатова. Горящие на столе писателя свечи стали прообразом души, ее тихого, светлого горения. Тема души продолжена в движении вдоль ручья, отмеренного горящими свечами, которые как маяки для заблудших, дарят надежду. Многим кадры то гаснущей, то вновь разгорающейся свечи, напомнили известную сцену у Тарковского.



Параллели, которые попытается провести наша психология, обманчивы. Не об этом. На грани. Но атмосфера, которая создается, интригующая. Операторская работа, находки, сделанные авторами фильма украсят своей отточенной эстетикой якутский кинематограф без сомнения, и может быть войдут в память «журнальных образов» современников кадры с ангелом-девочкой у окна, «упакованными в целлофан душами» в руках сатаны и их «освобождение».





Магия кинематографической эстетики Аманатова безбрежно наполнила начало фильма. Это великолепные природные пейзажи, раскрывающиеся вблизи «деревушки Дойду», и «комнатные зарисовки у окон», и печальный путь на «лодке Харона». Так случилось, что герои фильма «легли на пленку» именно так как следовало. Зритель не потребует оправданий в режиссерском выборе актеров. Потапову он удался, – точно, лаконично, с претензией установки эстетических канонов. Двадцати пяти минутным фильмом создалась смысловая наполненность, пробуждающая сознание, выдавая после просмотра образы и эхо запавших в память операторских ракурсов и реплик героев.



Фильм Сергея Потапова ввел новую интонацию в якутский кинематограф. Проявилось это чуть раньше в его театральном творчестве. Мы отмечаем своеобразную «потаповскую иронию», без толики которой, восприятие авторских работ покажется нарочито однозначным, выстроенным в сознании прямым продолжением сюжетных линий. Последнее не должно стать основой в анализе его работ. Сегодня в этом фильме «дойду» (читать в русском звучании, в якутском слово означает «малая родина») Сергей Станиславович наконец «дошел» до одного из важных символических полюсов его нынешнего бытия.

На наш взгляд, Потапов решает важные задачи «личности в творчестве», причем в особых условиях социокультурной среды, попутно раскручивая важную тему соединения универсального языка метафизики души и нашего этнического психо-ментального строя. Последняя тема представляет насущную, фундирующую все наши культурные для северян перспективы – проблему взаимодействия двух, в принципе, взаимоисключающих концептов – мифологического и метафизического.

В местном движении искусства идет борьба концептов за место под солнцем и решается она достаточно продуктивно в пользу метафизического. Режиссер, олицетворяющий целый пласт наших региональных художников, сделал попытку завоевать метафизическую точку, трансцендентную отголоскам вязкого мифологического подсознания. Сказать художнику что-то внятное и универсальное на языке этнического подсознания достаточно трудно. Язык кинематографии позволяет очертить пограничное поле для продуктивного соединения метафизического и архаического. Поле становится продуктивным топосом для жизни этнической культуры в современном мире.

Необычен для якутского кинематографа, да и театра, принципиальный отход автора от злоключений души, раздираемой слепыми, но яростными потугами мифологически сцепленного сознания. Заявлен этот отход параллелями литературных линий, инокультурных мифологических событий. Действительность бытовая и природная как будто наша родная, но в ней сквозит безжалостно вторгаемое пространство иных, ранее неведомых для якута событий. Отмечаем для себя это как программный выход регионального киноискусства от позиции «локальных историй» к универсальному вопрошанию относительно человеческого бытия.

Перечислим тех, кто сделал картину:   звукорежиссер – Иннокентий Сивцев, оператор – постановщик – Семен Аманатов, режиссер монтажа – Альберт Габышев, автор сценария – Гела Красильникова, режиссер-постановщик – Сергей Потапов. В главных ролях: Айсен Дойду, Дмитрий Трофимов, Иннокентий Луковцев.



Алексей Пудов


Настроение:


Музыка:

Альфред Шнитке "Танго"

Добавить комментарий